Дом купца и золотопромышленника Жарова Миасс

Дом купца и золотопромышленника Жарова Миасс

Дом купца и золотопромышленника Жарова стоит на улице Пролетарской, угол площади Труда. Самый центр старого Миасса, что называется «центрее не бывает». Собственно он сразу же стал одним из существенных элементов архитектурного рисунка Церковной (как называлась пл. Труда до революции) площади. Еще её называли Базарной.

Петропавловская церковь в городе Миассс

Петропавловская церковь в городе Миассс

Сейчас, в общем, рисунок улицы Пролетарской почти не изменился с 19 века, те же купеческие дома, вот только памятник Ленину слабая замена Петропавловской церкви.

Дом Жарова построен в стиле модерн, этот стиль свойственен практически всем домам старого Миасса. Едва ли Миасские купцы задумывались о стиле своих строений, просто в дореволюционной России существовал каталог-альбом с типовыми проектами, рекомендованными столичными архитекторами для застройки российских городов. Смотри и выбирай. А смотрели частенько не в альбомы, а на соседей. Вот поэтому купеческие постройки имеют такое сходство. Да, похожи, но не одинаковы. Каждый дом имеет нечто свое, неповторимое. Вот, например, Жаровский дом, как мне кажется очень даже веселый дом. Именно веселый, но не легкомысленный. И еще мне кажется, что строил его человек позитивный, с хорошей долей иронии. В нем чувствуется сочетание купеческого и золотоискательского уклада жизни.

Второй этаж, как водится, был для семьи, а на первом магазин. Про богатых людей частенько ходили какие-нибудь байки и слухи. Есть такая и про купца Жарова. Она была опубликована в сборнике «Истоки» со ссылкой на воспоминания старожилов. Я воспроизведу её своими словами. Купец Жаров любил по чудить. А самым любимым его чудачеством было катание летом на санях. Но по булыжникам в санях не поедешь. И он рассыпал мешки соли и так по соли и катался. Соль в 19 веке была не тот продукт, который запросто мешками можно было разбрасывать по дорогам. А куражился он так, потому что имел в Пермской губернии «ямины для добычи соли». Своя это была соль. Вот один раз решил он покататься на санях среди лета и послал своих людей засыпать Церковную улицу солью. Улица то была центральная, народу полно. Кто смеялся, кто пугался, а больше ругались. И как только Жаров из двора на санках выехал, навстречу ему батюшка. Благо храм рядом. Загородил дорогу и говорит купцу: «Это не ты на санях по соли ехать хочешь, а нечистый!»

 Жаров призадумался, перекрестился, да и вернулся в дом. И уж больше никогда соль понапрасну не тратил, на санях летом не катался. Вот такая городская легенда. Но если ей поверить, то получается, у Жарова был солеваренный бизнес в Пермской губернии. А это не шутка. Дело в том, что солеварение для Пермской губернии был бизнесом основополагающим. Собственно, с него и началась история Пермского края, вспомните города Соликамск, Усолье и так далее.  За многовековую историю добычи соли в Пермской губернии сложилась своя «каста», которая чужаков в свое дело пускала очень не охотно. Поэтому, логично было бы предположить, что у Жарова там были родственники, добывающие соль. Может он эти «ямины» получил в наследство? Если это так, то это объясняет, почему Жаров свернул свое золотое дело в Кочкаре.

Когда члены трех Миасских семей решили попытать счастья на Кочкарских приисках, они организовали артель старателей. После отмены крепостного права многие из Миасского завода подались на вольные хлеба.

Вот и Жаров, Семенов и Симонов двинулись покорять Кочкарский Клондайк. Кто не знает, Кочкарские золотоносные рудники были расположены на территории современного города Пласта. В Пласте и сейчас добывают золото, и во многом за счет тех предприятий, которые были построены вот такими золотопромышленниками, какими стали Симонов и Жаров (про Семенова ничего не знаю).

Вновь открывающиеся золотоносные жилы, в большинстве своем, называли по имени открывателя. В центре Кочкарских приисков было открыто несколько сотен жил. Была среди них и Жаровская, а так же построенная им же, Жаровым шахта. И жила, которую там отрабатывали, достигала мощности 12 метров, а содержание золота было 100 грамм на тонну. Эта шахта эксплуатировалась вплоть до 90 годов, до развала Советского Союза.

И вот Жаров в какой-то период оставляет золотодобывающий бизнес и возвращается в Миасс. К сожалению, не известно, когда точно.

Так вот может «ямины» для солеварения в Перми и были той причиной, которая заставила его это сделать.

Было у Жарова ещё одно дело, он строил в Миассе дома, и сдавал их внаем. Один из таких домов известен – это здание «Миассзолото» по ул. Свердлова.

Памятник архитектуры «Миассзолото»

Памятник архитектуры «Миассзолото»

В отличие от судьбы самого Жарова, судьба его дома во время революционных событий, хорошо известна. Там находился 1-й городской комитет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Сейчас там магазины, какие-то организации. В общем, дом продолжает служить горожанам и в тоже время поддерживает дух старого, дореволюционного Миасса.

Адрес особняка  купца и золотопромышленника Жарова:

 Челябинская область, г. Миасс, ул. Пролетарская, д.1

 
Уважаемые, друзья!
Если статья оказалась Вам полезной, будем признательны за рекомендацию нашего проекта своим друзьям и знакомым. Воспользуйтесь кнопками социальных сетей которые находятся вверху и внизу статьи. Оставляйте на своём веб-ресурсе обратную ссылку на наш сайт.

Вы можете оказать нам посильную финансовую помощь (деньги пойдут на оплату хостинга, раскрутку в сети и новый более современный дизайн)


До новых встреч на страницах нашего сайта "Усадьбы Дворцы Особняки".
Оставляйте свои комментарии, подписывайтесь на обновления: RSS wordpress insideRSS RSS wordpress insideEmail или twitter wordpress insidetwitter