«

»

Апр 17 2016

Распечатать Запись

Боровинские или дом, которого нет

image9KWLNIOT

Дом этот, принадлежащий купцам Боровинским, уже не существует. Его снесли при строительстве Челябинского цирка.

imageDKE14XS4

Но, уже то, что он сохранился почти до конца 70-х 20-го столетия — удивительно, ведь построен он был в 1775 году.

Дом-легенда. Знаете, бывают красивейшие с архитектурной точки зрения здания, а рассказать вроде бы и нечего, а бывают совсем скромные дома, но за ними тянется такая история, что дух захватывает.

imageRU6TS95B

Впрочем, судьбы городов и их строений делают люди. Примерно в 1740 году Андрей Васильевич (по некоторым данным Максимович) Боровинский посадил свою жену раскольницу и трех сыновей на телегу и двинулся в сторону совсем недавно построенной крепости. Крепость называлась Челяба.

До этого он проживал в Троице-Рафаиловском монастыре Тюменской области с. Рафаилово. Тесноваты, видимо, ему стали монастырские угодья. Потенциал то у него был огромный, энергия так и плескалась через край. Новопостроенная крепость показалась ему тем местом, где он в полную силу сможет применить её. Так или примерно так появились Боровинские в Челябинске.

По приезде Андрей записался в посадские, т.е. купцы. Построил торговые лавки, и , вероятно, уже он начал основной бизнес семьи — брал соляные подряды. Подряды являлись одной из самой распространенной формой экономических отношений купечества с государством. Схема была такая. Купцы выступали как агенты государства по продаже и доставки, в данном случае, соли. Основным было это, конечно, организация доставки. Особенно в Сибири. Представьте, что соль нужно перевезти из Тобольска в Челябинск. Дорога (ну, какие дороги в России рассказывать никому не надо) шла среди густых лесов, где было полно зверья и «лихих» людей. И все-таки, это был выгодный бизнес.

Монополия государства на добычу соли просуществовала до 1882 года, и все это время Боровинские были одни из первых в Челябинске в этом бизнесе. Андрей Васильевич Боровинский стремился не только зарабатывать деньги, но поднимать статус семьи. Он умел ладить с людьми, и поэтому посадские и цеховые избрали его старостой. Занимается он и благотворительностью, принимает участие в строительстве Христо-Рождественского собора — главного храма города Челябинска на многие годы.

imageC5BSP3N3

Он был и похоронен в ограде этого собора. Трем своим сыновьям Семену, Ивану и Андрею отец оставил хорошее состояние, налаженный бизнес. И, сыновья как могли, продолжали дело отца. Но вот судьбы их сложились по разному. Семен Андреевич Боровинский родился в 1737 году, еще в с. Рафаилово. Он очень рано начала свою общественную деятельность. В начале 1760 года (т.е. в возрасте 23 лет) он был выбран ратманом (должность выборная, по нынешнему вице-мэр), а в 1763 году избирается уже бургомистром. Бургомистр в средине 18 века должность тоже выборная, глава города.

В 1766 году вводится должность, так и именуемая глава города. Это была посредническая должность между населением и администрацией. Пробыл Семен в этой должности до 1781 года. Не все на его пути было гладко.

Вот, например, в 1771 году Главный магистрат, а он располагался в Москве, решил, что Боровинский и так слишком долго находится в должности бургомистра, и Москва посоветовала (а она очень любит советовать во все времена) не избирать Семена в ратушу. Однако горожане проявили волю, и год за годом избирали его главой города, объясняя свои действия просто — он всех устраивает.

Семен, конечно, не только управлял, но и активно занимался бизнесом. Во-первых семейный, соляной (были построены промежуточные склады не далеко от Исетска), имел лавки, занимался торговлей лошадьми. Поэтому он как никто другой, понимал значение кредитов.

Банков тогда в городе не было, а кредитование, особенно под мелкую торговлю, было нужно как воздух. Надо отметить, что в 18 веке, администрация города ничего не финансировала. Если нужно было воплотить какой-то проект в городе, деньги собирали с горожан (никто пикетов по этому поводу не устраивал).

Собрав деньги в размере 500 руб. (не сказано на что), потратили только 200, а вот из оставшихся Семен предложил организовать своеобразный банк, суживал небольшие суммы на развитие мелкой торговли, под проценты, конечно. Эта практика существовала до открытия Челябинского общественного банка.

imageFR8NA5KN

Тяжелые времена выпали на долю Семена Боровинского как бургомистра во время Пугачевского бунта.

imageDP2I63P1

В крепостях обычно бог и царь-это воевода. Воеводой в Челябинской крепости в это время был Веревкин. При осаде крепости, он в какой-то момент сломался, и бургомистру Боровинскому пришлось организовывать оборонительную работу. Он организовал население латать пробоины в стенах, делать дополнительные заграждения и т.д.

Рассказывают, что во время атаки пугачевцев, он один, собственноручно «… зарубил 10 злодеев из шайки атамана Грязнова».

Из крепости он отступил с правительственными войсками генерала Деколонга и вернулся в крепость с ними же. За такое поведение во время осады, он был отмечен Екатериной II именной шпагой. Благодаря этому Семен вошел в ряд именитых граждан, и единственный в городе получил право именоваться «Ваше степенство». Вот ведь наградили, а потом взяли и выслали из города.

Впрочем, история какая-то мутная. Вроде бы Семен совершил преступление (убийство на бытовой почве) и замешан в этом был его брат Андрей. Никаких конкретных сведений об этом нет, но есть сведения о наказании.

Семен Андреевич был выслан в… Пермь. И это довольно странно. Ведь Челябинск был простым уездным городом, а Пермь столица губернии.

image84DGHVJH

Как Боровинский жил в Перми, и что делал не известно. Известно что из купцов он перешел в мещане, а это понижение статуса. Однако похоронен он на престижном тогда Пермском кладбище, где хоронили и губернаторов, и генералов и др. видных людей города. Об этом есть запись в архивах Егошинского кладбища. А вот про Андрея известно мало. В одних источниках говорится, что он был сослан вместе с Семеном, по другим, что устроился в Сибирский военный корпус, и там сгинул. Итак, в Челябинске остался один из братьев Боровинских, Иван. Это его дом стоял на берегу Миасса, и именно с ним связаны все последующие перипетии истории.

imageM15XQPG8

В 1773 году Ивану, ещё, когда Семен был бургомистром, была отведена под двор большая часть острова на реке Миасс. Читая это, надо понимать, что устье, по которому текла наша река в то время, было другое. Вот план города-крепости.

image

Хорошо представляя где находился дом (примерно, где сейчас цирк), можно понять где на плане находилась усадьба. Участок, выделенный Ивану, был большим, значительно больше, чем было это разрешено, и составлял 6000 кв. сажень. Дело в том, что по воле императрицы Екатерины II Челябинск после пугачевского бунта из центра Исетской провинции превратился в уездный город Оренбургской губернии.

imageSPCPA4IB

Императрица была очень зла на крепости и города, которые , как она считала, сдались смутьянам. Я как-то давно прочитала в воспоминаниях одного из её фаворитов (дословно не помню) , но суть такова: пусть, мол загибаются, слышать даже названия этих крепостей не могу.

С женщиной, да еще императрицей не поспоришь. Впрочем, перетруска эта произошла в процессе административной реформы. Челябинск, конечно, пострадал.

Представьте, где Оренбург, а где Челябинск. Ни поездов, ни машин тогда еще не было. А на лошадках до центра (то бишь, до Оренбурга) ехали, я думаю, сутки и более. Мы оказались на самом краю губернии. Снизилось финансирование, упал торговый интерес, начался отток населения. Участки земли пустели. Некоторые горожане просто брали и присоединяли себе опустевшие соседские дома и земли. Поэтому выделение такого большого участка под усадьбу никого не удивило. Может только того кто наверху за всеми наблюдает?

Но вернемся к усадьбе. В юго-западном углу двора располагался жилой каменный дом, вдоль северной стены ограды-флигель с амбарами и погребом, вдоль южной стороны с востока к каменному дому примыкала людская изба и баня, замыкали двор конюшни и скотский двор, к северу от двора стояли амбары и лавки. Вот примерный план усадьбы.

image95TZY2FX

Правда, он должен быть вытянутый, прямоугольный, а у меня получился квадратный. В тоже время Иван (вместе с Семеном) строят пильную и мукомольную мельницу. Это была первая мельница в городе. Находилась она ниже по течению реки Миасс, там где сейчас островок за Ленинградским мостом

imageEVNMD6ZJ

Женат Иван был на дочери Тобольского купца А.Шевырина, Дарье. Шевырины в Тобольске, как Боровинские в Челябинске, среди первых и самых богатых купцов города. Братья Шевырины тоже занимались соляным бизнесом.

Дочь Ефима Шевырина, Екатерина бабушка Д.И.Менделеева. Вот такой род. У Дарьи и Ивана родилось трое детей сыновья Семен и Иван и дочь Прасковья. Иван Андреевич Боровинский был человеком вспыльчивым, очень доставалось от него и прислуге и домочадцам. Резок он был и с городскими властями.

Вот пример, в 1786 году губернские власти потребовали взыскать с Ивана накопившиеся долги (104 руб. 12 коп.).  Он не был согласен с этим, и здорово разозлился. Взял и всю сумму привез к ратуше в мешках медными монетами. А по тем временам 100 руб. медью количество изрядное, попробуй пересчитай.

Кроме того раз банка в городе не было, деньги надо было везти в центр, а там за замену их на облигации надо было платить процент. Ни городская администрация, ни Иван платить не собирались. Взаимным претензиям не было конца, пока брат Ивана Семен не оплатил все. И тут случилось несчастье. Напарник Ивана, которому он доверил обоз с солью, не довез его до места, заявив, что соль была украдена или потеряна.

Разбирательство проходило как на местном уровне, так и в столице. И Указом Сената от 10 сентября 1802 года предписывалось взыскать с Ивана Боровинского за растраченную соль 8750 руб. и в качестве процентов «в пользу общественного призрения» еще 7860 руб.

И опять Иван был не согласен с решением суда, и деньги отдавать не спешил. Но местная власть (видимо не забыв финт с медными деньгами) не дали делу заглохнуть, и решением Московского суда на собственность Боровинского был наложен секвестр (или секвест), т.е. конфискация всего имущества.

С аукциона были проданы одежда, мебель, посуда и т.д. А продавать было что. Мебель в доме была дорогая, фарфор, картины. Городские власти принимают решение дом не продавать, а оставить его для нужд города, чтобы разместить там полицейское управление, уездное казначейство и т.д. Еще бы, в городе было не так много каменных домов.

Землю продали с торгов в 1818 году. Купил её купец 3-й гильдии Семен Попов. Спустя короткое время он снова продает её… жене Ивана Боровинского Дарье. Объяснялось все просто. Семен Попов был двоюродным братом Ивана. Таким образом, земля вернулась в семью. Но дом еще принадлежал казне. Смирится с этим семья не могла. Дарья и подросший к тому времени сын Иван Иванович постоянно доставали власти, требуя решения по дому в пользу семьи.

Иван Боровинский старший к тому времени, похоже, умер. Военный губернатор Оренбурга 31 марта 1832 года принимает решение о передаче дома в ведение Сиротского суда, с условием, что тот будет следить за состоянием дома. Но, конечно, не справляется. Иван Иванович организует техническую экспертизу дома , и в акте технического состояния указывается, что дом в плачевном состоянии. И на основании этого акта в 1840 года дом был возвращен сыну Ивану Ивановичу Боровинскому.

imageDRX9ZTSM

Только, казалось бы, вернулось на круги своя, как новая беда. В 1838 году император Николай I утверждает проектный план застройки и использования земельных площадей в Челябинске. Ну, не сам же он его составлял. Конечно, местные власти постарались.
Но план был утвержден императором, а это уже документ. И вот по этому плану земля, на которой стоит усадьба Боровинских попадает под площадь для продажи сена и дров. Боровинские опять устраивают тяжбу. Мол, земли эти получены Иваном Андреевичем Боровинским ещё в 1773 году «в вечное потомственное владение».
Подрастает внук Николай. Он с 1866 по 1872 год также, как и его предки, становится городским головой. И в 1873 году Николай Иванович выносит на общий сход жителей Челябинска вопрос о своей усадьбе. И собрание решает оставить участок за Боровинскими. Тут фишка в чем? Для того чтобы обустроить новый участок земли, надо было снести старые постройки и поставить новые. А участок для продажи сена и дров в городе уже был на левом берегу Миасса и он всех устраивал. А на чьи деньги обустраивать новый участок? Правильно, деньги бы собрали с горожан.
Итак, спустя 100 лет семья снова получает право на землю, купленную еще прадедом, и числится он за Боровинскими до начала 20-го века. Но он долго еще служил городу. В 20-е случился пожар, и второй этаж сгорел. Его восстановили, но он теперь стал деревянным. Но ведь стоял, курилка, уму не постижимо, с 1775 года! Не дом –легенда.
 
Уважаемые, друзья!
Если статья оказалась Вам полезной, будем признательны за рекомендацию нашего проекта своим друзьям и знакомым. Воспользуйтесь кнопками социальных сетей которые находятся вверху и внизу статьи. Оставляйте на своём веб-ресурсе обратную ссылку на наш сайт.

Вы можете оказать нам посильную финансовую помощь (деньги пойдут на оплату хостинга, раскрутку в сети и новый более современный дизайн)


До новых встреч на страницах нашего сайта "Усадьбы Дворцы Особняки".
Оставляйте свои комментарии, подписывайтесь на обновления: RSS wordpress insideRSS RSS wordpress insideEmail или twitter wordpress insidetwitter

Автор публикации

не в сети 4 недели

ol2014

Комментарии: 0Публикации: 62Регистрация: 25-05-2015

Постоянная ссылка на это сообщение: http://prousadbi.ru/blog/raznoe/borovinskie-ili-dom-kotorogo-net.html

2 комментария

  1. Валентина

    Интересный рассказ. А ещё меня заинтересовало, каким образом происходил сбор денег с горожан?

  2. Иван

    История глубокая и интересная у дома. Жаль, что уже дома нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Авторизация
*
*

Login form protected by Login LockDown.


Регистрация
*
*
*

Генерация пароля