zlacnchel-20

Это и есть завод Аникиных, на фото также есть жилой дом, который составляет единое целое с заводом. Аникинский дрожжевой, а возможно и еще винодельческий, известен в Челябинске с 1899 года. Дом, я думаю, это жилой дом Аникиных. Вообще глядя на фото, поражает порядок и ухоженность прилегающей к заводу территории. Сейчас это место (Свободы 2) выглядит совсем иначе.

1

dsc_9665

Если честно сказать, я даже не смогла к нему подобраться со стороны Миасса, фото делала с другого берега.

dsc_9663

И неудивительно, ведь на месте дрожжевого завода Аникина, еще с войны расположился завод оргстекла, который сейчас, увы, тоже не функционирует.

dsc_9662

Фактических сведений о хозяине дрожжевого завода крайне мало, здания уже нет, казалось бы, ну, и для чего писать этот материал? Но мне показалось, что если все же немного прикоснуться к эпохе на рубеже 19-20 века и посмотреть на неё изнутри (во многом благодаря мемуарам Константина Николаевича Теплоухова), будет интересно.

Давайте, попробуем. А.Ф. Аникин приехал в Челябинск из Башкирии. Бизнес его, судя по документам, был вполне успешен. Судите сами. Купцы и предприниматели Челябинска в начале 20 века активно пользовались банковскими кредитами. Вот серия кредитов, выданных Торгово-промышленным банком на развитие бизнеса Колокольникову – 27 т. руб., Аникину- 23,2 т. руб., Кузнецову- 11 т. руб., Покровскому – 6,8 т. руб.

Аникин находится вполне в представительной компании, и сумма кредита не маленькая. Завод был предположительно не только дрожжевым, но и винодельческим. Перед первой мировой войной, все предприятия, выпускающие алкогольную продукцию,почувствовали угрозу своему благополучию.

1913 год в России был признан одним из самых пьяных. Бюджет страны уже даже на официальном уровне называли «пьяным», доход от алкоголя составлял 1 млрд. руб. А в воздухе уже явно ощущался дым войны. В памяти было ещё свежо воспоминание, как во время русско-японской войны не смогли вовремя собрать резервистов. Они попросту перепились. Мобилизация чуть не сорвалась. И в России начинается компания в защиту трезвости. В Челябинске очень активно действовал уездный комитет попечительства о народной трезвости. Это, кстати, по его инициативе был выстроен Народный Дом в городе.

6583076

Уже в августе 1914 года вся казенная торговля алкоголем: спиртом, вином и водкой была прекращена. Я не буду рассуждать о пользе или вреде сухих законов, тут у всех свое мнение, тем более, что ещё живы в памяти времена горбачевского сухого закона. Но дрожже-винокуренный завод Аникина работал. Дрожжи были нужны и во время войны. Дело в том, что (воспоминания Теплоухова) при изготовлении дрожжей, как побочный продукт, получается спирт: «… стоил он очень не дорого, на ректификацию не употреблялся, т.к. хотя дрожжи и изготавливались из более чистых материалов, чем обычный спирт — ректифицировался он плохо, пачкал аппарат. На вкус и запах был даже приятнее чисто винокуренного…»

И вот такого спирта у Аникина скопилось около 10 т. Челябинцы, которые знали, что спирт у Аникина есть, томимые жаждой выпить, замучили его просьбами: «… он заделал окна в подвале со спиртом толстой железной решеткой; в одно прекрасное время увидел начатый подкоп!»

Чем это грозило можно понять по этим же воспоминаниям Теплоухова: «… Ещё в Федоровском заводе я видел, что произошло когда разбилась бочка со спиртным — упав по небрежности возчика с моста. Дело было зимой, глубокий снег… моментально сбежался народ… крики… ругань, драки и через 15 минут снег, пропитанный спиртом, был съеден до земли. А что бы было здесь, возможно и убийство»

Аникин принимает нелегкое решение, уничтожить спирт, выпустить его в реку Миасс. Для этого надо было разрешение властей. И он подает заявку в Акцизное управление (спирт он сдавал для изготовления денатурата) на уничтожение спирта со сложением акциза. Ему разрешают. Действовать надо было осторожно, и только с верными людьми. Таким оказался все тот же Теплоухов (а иначе как бы он написал свои воспоминания): «Под большим секретом прорыли канаву в реку Миасс- завод стоит на берегу… Я определил кол-во спирта- начали выпускать, ручеек бежал порядочный. Аникин очень волновался, тревожился и я. Но все обошлось благополучно, спирт выпустили весь, составили протокол. Аникин вздохнул с облегчением, хотя и потерял рублей 500, двери в спиртовой зал несколько дней демонстративно держали открытыми».

А вот еще одна зарисовка Челябинской жизни начала 20 века. К.Н. Теплоухов решил построить дом, а для этого надо было купить участок земли. Продажа была в виде аукциона: «… Торгующихся должно быть не менее 3-х человек. Я позвал В.А. Аникина (речь должно быть о сыне А.Ф.Аникина) и В.Г. Угрюмова, других покупателей не оказалось. Объявили цену, полтора руб. за сажень. Я прибавил 1\2 коп., Аникин 1\2 коп, Угрюмов 1\2 коп. Второй круг Аникин отказался, Угрюмов 1\2 коп., я 1\2 коп. Угрюмов отказался- место осталось за мной по 1 руб. 52 коп за сажень…» Вот так. Взаимовыручка получается. Вот дом Теплоухова

f0647eef5a47df67289f853b27998480

Старший Аникин до революции не дожил, завод остался сыновьям. Но дело, по всему видно, процветало. С появлением первой очереди водопровода, вера в него стала расти в геометрической прогрессии, особенно в стане предпринимателей.

И тут Аникин опять в числе первых. Сохранилась его служебная записка в городскую управу: «имею честь заявить, что желаю воспользоваться для своего завода из Вашего, строящегося водопровода, каковой понадобится от одной до трех тыс. ведер в сутки. Посему цену прошу назначить как промышленному предприятию. По моему вычислению могу предложить 1 руб. за 1 тыс. ведер…»

Вот так, еще и цену сам назначает. Но городские власти и сами умели «вычислять» и решили, что льготная цена будет за 1 тыс. ведер 1 руб. 25 коп., а для населения 2 руб. за тысячу ведер. Кстати, водонапорная башня, построенная в 1912 году, сохранилась до сих пор, она стоит на ул. Воровского.

dsc_9670

С первых дней Первой Мировой войны в Челябинск стали поступать раненые. Мест в больницах не хватало, Дума приняла решение, создать общественный лазарет. Челябинцы брали на содержание отдельные кровати, т.е. полностью оплачивали лечение и паек тех солдат, которые эти кровати занимали. Более обеспеченные жители брали на содержание несколько кроватей. Такие (где висели таблички благотворителей) назывались именными.

Аникины тоже содержали несколько кроватей до самого окончания войны. Послереволюционная судьба хозяев дрожжевого завода неизвестна. А на самом заводе какое-то время был завод минеральных вод, потом основное здание снесли. В годы войны на базе этого завода был размещен эвакуированный из Ленинграда завод по производству органического стекла. Вроде бы на территории завода оргстекла осталась постройка, где у Аникиных располагалась паровая мельница, но меня туда не пустили. Сам завод оргстекла приказал долго жить. Нет, как юридическое лицо он еще существует, но ничего не производит, и сдает корпуса в аренду разнообразным организациям.

1

 

 
Уважаемые, друзья!
Если статья оказалась Вам полезной, будем признательны за рекомендацию нашего проекта своим друзьям и знакомым. Воспользуйтесь кнопками социальных сетей которые находятся вверху и внизу статьи. Оставляйте на своём веб-ресурсе обратную ссылку на наш сайт.

Вы можете оказать нам посильную финансовую помощь (деньги пойдут на оплату хостинга, раскрутку в сети и новый более современный дизайн)


До новых встреч на страницах нашего сайта "Усадьбы Дворцы Особняки".
Оставляйте свои комментарии, подписывайтесь на обновления: RSS wordpress insideRSS RSS wordpress insideEmail или twitter wordpress insidetwitter