Еще задолго до того как купцы Коробковы построили на башкирских землях Мякотинской слободы свой завод, люди проживающие на этих землях занимались плавкой металла. В найденных древних городищах вокруг современного г. Касли есть следы выплавки железа. А вот что подтолкнуло купцов Коробковых, а именно Тимофея Тарасовича и его сына Родиона Тимофеевича к строительству завода около озера Касли, мы уж верно, никогда не узнаем. Есть, правда одна зацепка, и это князь П.И.Репнин.

Историки даже предполагают, что Коробковы на первоначальном этапе выступали как доверенные лица князя. А вот, что толкнуло на это Репнина… Трудно сказать, как раз в это время у него был не простой период в жизни. После смерти отца Петру Ивановичу пришлось решать не простые финансовые задачи. Вообще, его роль в строительстве завода довольно туманная. В его биографической справке (Википидия) Каслинские заводы не упоминаются, в документах, связанных с покупкой земли и так далее тоже. Вот только в Башкирской энциклопедии указано, что в 1751 году Н.Н. Демидов купил Каслинский завод у князя П.И. Репнина и Я.Коробкова. Выходит, у него все-таки была доля на заводах.

В процессе организационных работ скончался Родион Тимофеевич Коробков, и доводить дело до ума приходится Тимофею Тарасовичу вместе со своим внуком Яковом Родионовичем.

Коробковы попали на Урал из Тулы, и скорее всего вместе с Демидовыми. Тарас Панкратович Коробков отмечен в писцовой книге г.Тулы еще в 1685-86 гг. Он и его братья Елисейка, Корпушка и Мишка упомянуты в ней как «кадашевичи». Кадашевичами тогда называли ткачей.

В Москве даже была Кадашевская слобода, население которой занимались ткачеством. В 18 веке Коробковы тоже присутствуют в Тульском посаде. Есть даже запись как один из Коробковых напившись пьяным грозит: «… я де их, своих родственников, Коробковых, разорю всех…».

Да ,и хорошо известно, что Авдотья Тарасовна Коробкова была первой женой Акинфия Демидова. Находим Коробкова и на Урале, в городе Невьянск. Некий Федор Тарасович Коробков, судя по выписке из Приписной книги Невьянского завода за 1710 год, проживал в доме Акинфия Демидова. Кстати, Авдотья Тарасовна к тому времени уже умерла и у Акинфия была другая жена Ефимья Пальцова.

К моменту строительства завода Коробковы числились уже Екатеринбургскими купцами, и имели там дом (не путать с домом Максима Коробкова, украшающий площадь 1905 года и построенный гораздо позже). В Екатеринбурге была улица Коробкова (сейчас ул. Октябрьской революции). Она была известна как улица умельцев-ремесленников и прекрасных садов. Сейчас от них мало что осталось.

Яков Коробков в 1746 году заключил контракт с Оренбургской губернской канцелярией на постройку завода. Но строить завод начали раньше. Так многие заводчики делали. В этом был определенный расчет. Дело вот в чем. На период строительства заводов в те времена давались льготные годы (2 или 3 ). В течении этих лет заводчик не платил налогов с предприятия, а отчитывались льготные годы с момента подписания контракта.

Но это еще не все. Земля, на которой было решено строить завод, принадлежала башкирской Мякотинской волости. А с башкирами еще надо было договариваться о покупке земли. Башкиры вместе со старшиной Янгильды Сунхангуловым совсем даже не хотели этого строительства. Собственность на землю в пределах Российской Империи принадлежала царствующему дому, то есть  любая вотчинная или общинная собственность являлась «таковой до тех пор, пока царственное лицо не решит иначе».

Существовал указ от 11 февраля 1726 года, который отменял неприкосновенность башкирских земель и разрешал их продавать. Поэтому-то с указом, который Яков Коробков привез из Оренбурга, было не поспорить. Башкирам ничего не оставалось, как только договариваться. Тем более, что еще свежо было в памяти жестокое подавление очередного башкирского бунта. По договору, который Коробковы заключили с башкирами, они выплачивали им единовременно 150 руб., кроме того они (башкиры) могли ловить рыбу в озерах, охотиться, щипать хмель, бить бобра и использовать ульи на землях, отходивших к Каслинскому заводу. Условия сделки были зафиксированы в Челябинске в 1747 году.

Началось строительство завода, и начались первые трудности. Тогда рекомендовалось для строительства привлекать наемных рабочих. Но в тех краях избытка рабочей силы не наблюдалось. Башкиры в строители не годились. Тогда стали привлекать к делу беглых старообрядцев, каторжников и людей без социального статуса, например, незаконнорожденных и т.д. Приписывали и государственных крестьян. Но нехватка людей, особенно специалистов, ощущалась остро. Строительство завода затягивалось (льготные годы испарялись). Каслинский завод был пущен в 1749 году.

Металлургический процесс представлял собой доменное производство с переделом чугуна в железо. Для этого была построена кричная фабрика с 2-мя горнами. Все заводские строения были деревянными, только доменная печь была сложена из камня и кирпича. Конечно, предприятие, которое построили Коробковы, было не большим с низкой производительностью труда.

Недалеко от завода была возведена деревянная церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, а через дорогу поставлен господский дом с тремя комнатами. Были при усадьбе и хоз. постройки, а рядом с домом находился огород.

Сейчас там на этом месте сквер Машзавода. Совсем скоро после постройки завода, он стал испытывать трудности. Коробковы все-таки были купцами, а не заводчиками. Первое это все тоже «малолюдие», нехватка специалистов. Второе это «маловодие». Несколько лет подряд Урал мучали засухи и малоснежные зимы (а мы удивляемся нынешней зиме). Заводской пруд не мог обеспечить водой заводские нужды. Кроме того башкирские общины затеяли судебную тяжбу с Коробковыми, обвиняя их в обмане во время купли-продажи. Не иначе кто-то им это подсказал, так как в это время нарисовалась фигура Н.Н. Демидова. Он уже к этому времени не служил в Берг-коллегии, но связи у него остались. И он имел возможность следить за состоянием дел на заводах Урала. И как только какой-нибудь незадачливый заводчик изъявлял желание продать свое предприятие, Никита Никитович засылал туда своего оценщика. Так случилась и Каслинским заводом. Он был куплен в 1751 году Никитой Никитовичем Демидовым.

Конечно, наивно думать, что в Каслях что-нибудь осталось от Коробковых. И время прошло много, да, и горел каслинский поселок часто. Например, в 1774 году башкиры до тла сожгли все деревянные постройки в поселке.
До революции в заводском поселке была улица Коробкова. И эта улица была одной из первых. Но вот как называется сейчас я так и не поняла. В одной статье говорится, что это улица Советская, в другой что Ленина, а в третьей Красноармейская. И это печально потому что, я в этом совершенно уверена, что в каждом городе должен быть памятник основателям города или улица, названная в честь основателя. Наши предки помнили об этом всегда.

 
Уважаемые, друзья!
Если статья оказалась Вам полезной, будем признательны за рекомендацию нашего проекта своим друзьям и знакомым. Воспользуйтесь кнопками социальных сетей которые находятся вверху и внизу статьи. Оставляйте на своём веб-ресурсе обратную ссылку на наш сайт.

Вы можете оказать нам посильную финансовую помощь (деньги пойдут на оплату хостинга, раскрутку в сети и новый более современный дизайн)


До новых встреч на страницах нашего сайта "Усадьбы Дворцы Особняки".
Оставляйте свои комментарии, подписывайтесь на обновления: RSS wordpress insideRSS RSS wordpress insideEmail или twitter wordpress insidetwitter